Какая она, эта работа на клиросе?

Здравствуйте мои дорогие читатели, подписчики и друзья.

Сегодня я хочу поговорить о том, что значит петь на клиросе, что вообще это такое и какова она работа на клиросе.

А тему данного поста мне навеяло моё послушание регента — псаломщика, что послал мне Господь. Я про Безруково, про мужской монастырь и приход Святого великомученика Пантелеимона.

Я писала уже о том, что пою с двумя сёстрами монахинями. Мне нравится моё послушание, дорога в село немного выматывает, но это пустяки. Появится автомобиль, проблема дороги благополучно разрешится.

Да, я отвлеклась, прошу прощения. Мы начали петь на три голоса. Пели более менее сносно, но в процессе моей работы на клиросе я обнаружила тот факт, что одна из моих певчих не справляется с требованиями, выдвигаемыми мною. Я так понимаю, немощь человеческая и даже сёстры — монахини от этого не застрахованы.

К интернету у них доступа нет, они даже понятия не имеют о том, что такое компьютер. Поэтому о моих уроках по пению, что на блоге, можно смело позабыть. Ладно, я уже согласилась для них отдельно что-либо скачать с блога у себя или записать песнопения некоторые, что мы поём на клиросе, потому что одной спевки в неделю для них мало.

Но и здесь ничего не выходит. Проигрывателя МР3 нет, плееры с наушниками слушать запрещает настоятель. Правда лично я с ним ещё не говорила на эту тему, но со слов одной из сестёр поняла, что про аудио-уроки в монастыре можно забыть.

Ещё одно «НО». Я привыкла к тому, чтобы клирос пел хорошо. Я отношусь к своему послушанию на клиросе как к работе. То есть со всей серьёзностью и рвением. Но сегодня я решила упростить задачу. Нет, не себе, но сёстрам, которые помогают мне трудиться на клиросе в Безруково.

Матушка, что поёт первым голосом, слабовата в музыкальном плане. Да ещё и возможности нет в МП3 слушать свою партию. Это очень тормозит. И я решила из нашего трёхголосия сделать двухголосие. Бывает так, что первого голоса нет, приходилось тогда меняться. Я со второго переходила на первый, а матушка, что пела третьим, начинала петь вторым.

Очень хорошая певчая матушка Мария. Она сейчас поёт вторым, а мы с матушкой Кирой первым. Несмотря на почтенный возраст, третий голос, вернее второй, очень ответственный и старательный. Она исправляется на ходу и учитывает все мои замечания. Чего не могу сказать о первом моём голосе.

Ещё и послушание у м.Киры в среду и пятницу вечером, на службах в эти дни мы поём вдвоём с Марией. Это вторая причина того, что я из трёхголосия сделала две партии, но совершенно полноценные.

И у меня как регента есть преимущество. «Натаскивая» м.Киру в первой партии, я всегда смогу перейти на второй голос и подправить, если вдруг м.Мария ошибётся и станет фальшиво петь.

Нынешнее моё послушание в монастыре напоминает мне мою работу на клиросе второй половины 90-х, где я тоже пела двухголосно с двумя прекрасными певчими. Их звали Елена и Любовь. Лена пела первым. Она хорошо очень схватывала мелодию, и я записывала ей её партию на кассетный магнитофон, а она, слушая на кухне свою партию, готовила ужин для семьи или стирала(машин — автоматов тогда не было, полоскали на руках).

А слушая, запоминала мгновенно и мы на спевках только соединяли наше двухголосие. Я и для Любы так же записывала её партию, но она была послабее и у неё не получалось схватывать так же быстро, как у Елены.

Обе мои певчие были без музыкального образования. Люба держать самостоятельно партию не могла. Она терялась. Ещё и пела тихо. Такой же типичный вариант, как сейчас с Кирой. Поэтому мне приходилось тогда петь с Любой вторым. И ещё она часто дежурила в больнице(медсестра) и посещать каждую службу у неё не получалось из — за работы.

Прямо как сейчас с Кирой, только тогда я «натаскивала» второй голос, а сейчас пою с первым. Но я даже рада и благодарна Богу за всё. Ведь теперь матушка Кира научится петь вместе со мною, под моим крылом или чутким руководством. Очень хочется, чтобы моя работа на клиросе была качественной, чтобы я действительно помогла и улучшила пение на этом приходе.

Ведь монастырское пение всегда и во все времена отличало особое звучание, характерное только для святых обителей. И петь на киросе в монастыре и сложнее, и почётнее. Сама по себе работа с непрофессионалами сложна. Потому как псаломщик должен обладать прочными знаниями в уставе, знать церковное пение и церковный певческий обиход.

Потому что регенту — псаломщику предстоит не только самому удержать правильную партию, но и помочь певчим эту самую партию держать. А при необходимости и перекрыть своим правильным звучанием клиросную фальшь. А ещё натаскивать и обучать своих певчих постоянно. У псаломщика должен быть очень крепким голосовой аппарат.

И совершенно не важно болен ты или здоров, можешь или нет, нужно вести богослужение, петь и читать, ведь замены тебе нет. Хотя мне и в этом плане повезло с Безруково. Меня могут заменить. Я болела всю прошлую неделю, голос звучал только в малой октаве, после ноты «фа» первой у меня было конкретное не смыкание. То есть даже если бы я захотела спеть, вместо звука был бы шип, а не звук.

Сейчас осталось немного першения в горле и кашель, но это всё уже благополучно проходит. Поэтому планирую в ближайшее время продолжить записывать ирмосные гласы и опубликовать их здесь у себя на блоге.

Работа на клиросе — это самоотречение, в какой то степени, и труд, труд и только труд. Как для певчих, так и для псаломщика. Ведь когда регентуешь с профессиональным церковным хором, достаточно задать тон и взмахнуть руками и хор споёт любое церковное песнопение.

А с клиросом всё совсем по другому. особенно если клирос не обучен и с ним много рутинной работы, связанной с разучиванием гласовых песнопений. Поэтому я и разместила здесь уроки по церковному пению, чтобы не повторять по несколько раз с певчими одно и то же как попугай, а давать им слушать для лучшего и быстрого запоминания.

Вот такая она, эта самая работа на клиросе у псаломщика или регента. И хотя есть все шансы остаться без голоса, но пока я здесь, буду петь и обучать на клиросе всех, кто попадётся мне под руку. Певческой «шлифовки» моим «певчим алмазам» не избежать. Не умеют — научу, не хотят — заставлю. :) Шутка. Нет, никого конечно я заставлять не буду. Кто захочет, возьмёт от меня всё, чем я делюсь.

Клиросная работа — это самое трудное послушание на земле. И в то же время самое приятное и самое почётное. Я на своём месте. И не хочу, чтобы было по другому.

Нажмите на кнопочки, сказав автору блога БлагоДарю:

Присоединяйтесь ко мне в социальных сетях:

Об авторе Алёна Семёнова

Я - Алена Семенова, красивая шатенка из Сибири. Люблю творчество и все новое, что входит в мою прекрасную жизнь. Благодарю Бога за то, что Он позволил мне появиться на свет и заниматься любимым делом. Моё предназначение на этой планете - обучить церковному пению всех желающих приобщиться к церкви и пению на клиросе. Моя цель - преуспеть самой, помочь другим людям преуспеть и оставить после себя яркое, полное и богатое духовное наследие.
Запись опубликована в рубрике Церковное пение с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Какая она, эта работа на клиросе?

  1. Натали говорит:

    А в Атаманово уже не поете???

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *